Фантастика non-fiction: новый взгляд на новый мир

Неожиданный ракурс

Мы родились на пороге двух веков.

С самого начала между нами зародилось соперничество. В учёбе, жизни - всюду. Мы были слишком малы и глупы, чтобы понять: смысла в соперничестве нет. Все мотивировали на соперничество, накаляя вражду. Лишь наш руководитель пыталась вразумить нас, но мы не слышали.

Время шло, мы взрослели, становились умнее, и, наконец, поняли: нужно остановиться. Вместе проще что-то изменить. А изменить мы хотели многое. 

И тогда мы объединились. Мы стали поддерживать друг друга, помогать. И жизнь изменилась. Мы больше не враги и не соперницы.

Теперь мы одна команда.
А всё, что было…чепуха!

Самоучитель
Жизнь замечательных людей
15.00 / 25 Оценить

"Джулии было двадцать шесть лет. Она жила в общежитии еще с тридцатью молодыми женщинами («Все провоняло бабами! До чего я ненавижу баб!» — заметила она мимоходом), а работала, как он и догадывался, в отделе литературы на машине для сочинения романов. Работа ей нравилась — она обслуживала мощный, но капризный электромотор. Она была «неспособной», но любила работать руками и хорошо разбиралась в технике. Могла описать весь процесс сочинения романа — от общей директивы, выданной плановым комитетом, до заключительной правки в редакционной группе. Но сам конечный продукт ее не интересовал. «Читать не охотница», — сказала она. Книги были одним из потребительских товаров, как повидло и шнурки для ботинок."

"Жизнь в ее представлении была штука простая. Ты хочешь жить весело; «они», то есть партия, хотят тебе помещать; ты нарушаешь правила как можешь. То, что «они» хотят отнять у тебя удовольствия, казалось ей таким же естественным, как то, что ты не хочешь попасться. Она ненавидела партию и выражала это самыми грубыми словами, но в целом ее не критиковала. Партийным учением Джулия интересовалась лишь в той степени, в какой оно затрагивало ее личную жизнь. Уинстон заметил, что и новоязовских слов она не употребляет — за исключением тех, которые вошли в общий обиход. О Братстве она никогда не слышала и верить в его существование не желала. Любой организованный бунт против партии, поскольку он обречен, представлялся ей глупостью. Умный тот, кто нарушает правила и все-таки остается жив."

"У Джулии все неизменно сводилось к ее сексуальности. И когда речь заходила об этом, ее суждения бывали очень проницательны. В отличие от Уинстона она поняла смысл пуританства, насаждаемого партией. Дело не только в том, что половой инстинкт творит свой собственный мир, который неподвластен партии, а значит, должен быть по возможности уничтожен. Еще важнее то, что половой голод вызывает истерию, а она желательна, ибо ее можно преобразовать в военное неистовство и в поклонение вождю. Джулия выразила это так: — Когда спишь с человеком, тратишь энергию; а потом тебе хорошо и на все наплевать. Им это — поперек горла. Они хотят, чтобы анергия в тебе бурлила постоянно. Вся эта маршировка, крики, махание флагами — просто секс протухший. Если ты сам по себе счастлив, зачем тебе возбуждаться из-за Старшего Брата, трехлетних планов, двухминуток ненависти и прочей гнусной ахинеи?"

Рекламная пауза
16.50 / 21 Оценить

Мир Уинстона Смита: телекран, столовая, где всегда есть джин, боязнь крыс и сжигание прошлого.

Мир Джулии: пошлость, сочинение романов, нарушение правил.

Но их миры столкнулись, и теперь это не просто миры. Теперь это огромная проблема. Бежать, скрываться, бояться или пойти против всех, сказать, что дважды два – четыре, быть пойманными. Пришло время сделать выбор.

Сделай шаг в новый мир. Ты узнаешь, каково это – жить в мире, где за тобой наблюдают. Каждый шаг видят, каждый вздох слышат, каждую мысль записывают. Узнаешь, что значит бояться. По-настоящему бояться жизни. Бояться сделать лишнее движение. Узнаешь, что значит боль. Нужно лишь сделать шаг. Шаг в роман Джорджа Оруэлла «1984».

Чепуха - Пресс-Релиз

Инструкция по применению

Работа команды
52.92 / 78

Представленные на этой странице оценки являются предварительными. Итоговый результат будет опубликован по окончании всех туров.